melba: (Default)
Услышала я тут в интервью одного известного человека, что он ненавидит снег и зиму – настолько, что может вообще не выходить на улицу и не смотреть в окно, когда там творится такая беда. Эту свою особенность он объяснил тем, что вырос в той части России, где снега очень много и зимы долгие (название местности забыла). И я удивилась, сразу вспомнив о людях, которые, напротив, питают теплые чувства, скажем, к деревне, если в ней выросли, или к определенному типу пейзажа. Читала, что арабы считают пустыню самым красивым ландшафтом на свете, лучше гор и леса, потому что этот пейзаж для них – родной и привычный. Почему же такие вещи из детства у одних вызывают радость, а у других отвращение? С эмоционально окрашенными явлениями все понятно (перекормили овсянкой – всю жизнь будет воротить, и пр.). Но пейзаж, погода – это ведь вещи нейтральные.

За собой имею забавную особенность из этой области. Я выросла в современном, в меру бездушном (с) городе с пяти-, девяти- и выше застройкой. Особо счастлива в нем не была, хотя и несчастной себя тоже не назову. Но питаю с тех пор иррациональную тягу к многоэтажкам и квартирному жилью, которое у австралийцев, напротив, вызывает далеко не лучшие ассоциации. Когда я вижу обычный квартирный дом (не пентхауз) этажей на девять, мне начинает казаться, что в нем непременно живет кто-то классный, к кому можно зайти в гости и выпить чаю. Перенести это ощущение на частные дома я не могу вообще. А уж вечерние освещенные окна в многоквартирном доме – это просто фетиш.

А у вас как? Какие чувства вызывает вещественная и природная среда, в которой вы выросли – ландшафт, климат, урбанистический пейзаж?
melba: (Default)
Вчера, расположившись на травке в ожидании бесплатного концерта в Sidney Myer Music Bowl, я заметила по соседству очень живописную группу: три девочки-подростка, одетые довольно необычно для нашего времени. На всех трех были длинные, почти в пол, разноцветные юбки и кофточки, нарядные, но явно повседневные. Волосы – у одной распущенные, у остальных собранные на затылке – находились в гармонии с одеждой. Чтобы в полной мере оценить привлекательность этой картинки для меня, надо учесть, что я страшный ретроград и плохо переношу расхристанность и безвкусие современной манеры одеваться.

Что же было дальше? )
melba: (Default)
У меня тут назрела необходимость понять кое-что, связанное с искусством; книги дают мало ответов, поэтому решила прибегнуть к помощи зала. Буду признательна тем, кто найдет пару минут и выскажет свое мнение.

Под катом лежит репродукция картины Уильяма Блейка «Ньютон». Что, по-вашему, хотел сказать художник в этой работе?

Внимание: если вы знаете ответ (прочитали где-то или услышали), воздержитесь, пожалуйста, от участия в опросе. Мне важно именно незамутненное восприятие.

Спасибо.

Собственно, тыц )
melba: (Default)
Два дня подряд по шесть часов сидела в State Library. Масса удовольствия, даже жаль, что нельзя вот так каждый день. Впервые была в закрытом читальном зале, куда пускают тех, кто делает запрос на редкие издания. Строгая тетенька на входе сказала мне, что все заметки можно делать только карандашом, отобрала термос, а потом, пробежав взглядом данные о моем заказе, снисходительно сообщила, что я могу читать эту книгу без специальных перчаток. И на том спасибо.

Помимо этого, в обычной читалке сидела над толстыми художественными журналами начала 20 века – главным образом, знаменитым английским The Studio, самым, пожалуй, влиятельным изданием об искусстве на рубеже веков. Журнал действительно хороший и толковый, иллюстрирован на удивление богато для того времени, аккуратно и со вкусом сверстан. Статьи о выставках и художниках, новости со всего мира, критика, обзоры книг – неудивительно, что журнал читали во всех англоговорящих странах и перепечатывали материалы из него.

Некоторые из опубликованных работ мне очень понравились, например, вот эта )
melba: (melba)
Вначале мне захотелось поделиться впечатлениями от лекции, на которую мы вчера сходили. Затем всплыло, что за два с лишним года я так и не удосужилась познакомить читателей этого журнала с одним из самых примечательных мест Мельбурна – лишь пару раз касалась его вскользь. А поскольку именно в этом месте проходила лекция, получаем возможность одним метким выстрелом уложить сразу двух косых. Чем я сейчас с удовольствием и займусь.

Роберт Ходдл – автор градостроительного плана Мельбурна – был человеком дальновидящим. Широкие улицы, спроектированные «на вырост», позволяют столице Виктории дышать относительно свободно и в 21 веке: настоящих пробок здесь, как правило, не увидеть. Но и на старуху бывает проруха, и кое с чем Ходдл дал маху: в строгой сетке его градостроительного плана не нашлось места для площади, где могли бы собираться жители. Мельбурну пришлось ждать больше ста пятидесяти лет, прежде чем у него появилась Самая Главная Площадь.



Автор современных фотографий здесь и далее, если не оговорено особо, – Peter Maltezos

Federation Square + прелюбопытнейшая лекция о космосе )
melba: (Default)
Каждый раз, когда кинорежиссер берется за экранизацию книги, ему приходится решать самую, пожалуй, сложную задачу этого жанра: как адаптировать сюжет книги под киносценарий? В случае с классической литературой задача распадается на две. Во-первых, надо каким-то образом втиснуть все события в рамки полутора-двухчасового фильма, а во-вторых – сделать действие «смотрибельным». Зачастую кино и литература используют настолько разные средства для того, чтобы выразить одно и то же, что режиссеру буквально приходится выполнять роль переводчика с одного языка на другой.

Я бы не стала писать все это, если бы судьба не подкинула мне такой дивный материал для исследования этого вопроса: два полнометражных фильма, снятых по одной и той же книге, причем моей любимой книге. В этот раз у меня нет намерения разгромить одну из версий, сравнив ее для наглядности с более старой, как я сделала в рецензии на фильм «Гордость и предубеждение». Сегодня объект моего интереса – два принципиально разных подхода к экранизации.

Read more... )
melba: (Default)
Как известно, человеку свойственна тяга к разного рода рекордам. Едва какое-нибудь здание оказывается, скажем, самым высоким в стране, на континенте или в мире – об этом непременно растрезвонят на весь свет. А иной раз новое сооружение проектируют таким образом, чтобы оно хоть на сантиметр, да побивало предыдущий «рекорд». Творения природы тоже зачастую аккуратно измеряются, чтобы потом с гордостью показывать их туристам.

После очередных размышлений на эту тему мне пришла в голову мысль: составить список таких вот «самых-самых» объектов, которые я видела вживую.

Списочек )
melba: (Default)
В одной из недавних бурных обсуждений фильма "Гордость и предубеждение" промелькнуло высказывание, что, мол, зритель сейчас не тот, что был в 90-е годы, поэтому и фильмы надо снимать иначе, а следовательно, нестрашно, что героини ходят растрепанные и в обносках.
Я не спорю, что зритель меняется и нужно преподносить ему свои творения с оглядкой на этот факт. Но! Дает ли это право режиссеру искажать картину эпохи в экранизациях и фильмах на материале прошлого? Не будем брать авторские фильмы, где такое искажение - намеренный прием (как в "Эдуарде II" Джармена).
И более общий вопрос: насколько в принципе можно и нужно учитывать запросы аудитории? Действительно ли зритель так уж сильно меняется?
В поддержку последнего мне приходит на ум только одно: подчеркнуто театральная мимика актеров, "переигрывание" в картинах эпохи немого кино, наверное, воспринимались тогдашним зрителем нормально, сейчас же такая манера неприемлема. Это по моим ощущениям от "Метрополиса". Но больше ничего такого вспомнить не могу, старые фильмы, по-моему, вполне себе смотрятся.
melba: (Default)
В вагоне метро на нашей линии женщина с мальчиком лет пяти читали вслух детскую книжку на незнакомом журчащем языке, явно германском (разглядела пару слов на обложке), но при этом странно похожем на балтийские и почему-то на молдавский. Напротив них села коротко стриженная австралийка в возрасте и развернула газету. “Hello”, – сказал ей мальчик. И ее рука, державшая наготове очки, так и осталась покоиться на нетронутой газете до самой Флиндерс стрит. Они втроем болтали не переставая, английский у мальчика был бойкий. Вопрос, давно ли он здесь живет, поставил ребенка в тупик, и мать, говорившая с заметным акцентом, пришла на помощь: «Он здесь родился». Удивительные двуязычные дети! И наверняка мать не зря читала ему ту книжку – чтобы не забыл, общаясь на английском в садике, во дворе, свой родной, странный, певучий, не опознанный мною язык.
Хотя они все равно забывают, даже те, кто не родился здесь, а кто приехал когда-то уже взрослым. Грустное зрелище ожидало меня в точке назначения – «пограничные» люди, мешающие русские слова с английскими и не владеющие в совершенстве ни тем, ни другим языком. Наверное, в этом нет ничего по-настоящему ужасного, но для меня владение языком слишком много значит. Оно позволяет воплощать идеи, получать изысканное удовольствие от чтения, а также в какой-то степени примиряет меня с действительностью, давая возможность рассуждать и разбираться. Наконец, язык составляет основу моей профессии – здесь, увы, не нужной.
melba: (Default)
Пока выходные и в сети почти никого нет, потрещу о своем.

Должна признаться, я не очень люблю живопись. Нет, не так: я с трудом ее воспринимаю, как у меня часто бывает с визуальной составляющей картины мира. Впрочем, к разным жанрам я отношусь по-разному. Для удобства проведу параллели с литературой – параллели в основном ассоциативные, хотя периоды могут совпадать.

Традиционный реализм во всех его проявлениях бывает неплох, как классическая проза, где события выстроены в соответствии с законом: завязка, кульминация, развязка. В зависимости от сюжета произведение может быть интересным или не очень, форма же его настолько естественна, что практически не привлекает внимания. продолжить загрузку )
melba: (Default)
Половина третьего ночи - прекрасное время для одного из тех вечных вопросов, которые сводят меня с ума, стоит над ними задуматься. Один из этих вопросов порожден столкновением двух явлений. Первое - отсутствие универсального мерила для определения абсолютной ценности произведений искусства. Второе - существование, тем не менее, категорий оценки оных.

Нынче ночью меня волнует литература.

Представьте, что вы прочли прекрасный рассказ и показали его приятелю. Тот, вопреки ожиданиям, не проникся. Означает ли это, что рассказ плохой? Ни разу. Теперь выкладываем произведение, ну, скажем, в снобистское литературное ЖЖ-сообщество. Тут же набегает толпа критиков, и через минуту общими усилиями готова погребальная рецензия. И необязательно в стиле "КГ/АМ". Вам последовательно докажут, брезгливо держа ваше сокровище двумя пальцами, что это никому не нужно, это банально или, наоборот, заумно, это никогда никто не купит. Внимание, вопрос: насколько авторитетным является их мнение? Может ли мнение о художественном произведении быть авторитетным в принципе? Read more... )
melba: (Alice)
По мотивам высказывания на тему традиционных общин и дружбы между соседями.
И все-таки идиллическое соседское житье существует! По крайней мере, в Англии. Только оно приобрело специфический облик. Но суть-то, суть!
Живущая в Лондоне [livejournal.com profile] nastasik рассказала, что дом, где они жили, имеет собственный сайт в интернете. Там можно, в частности, узнать историю дома и района, а также (!) пообщаться на форуме с соседями. Мне живо представилось, как сдержанные и интровертные англичане сидят в интернете, обсуждая на домовом форуме историю о привидении, которое видел один из жильцов, а также сетуя на раздолбайство водопроводчиков и предлагая в хорошие руки котят. А потом, передружившись в доску, соседи робко развиртуализируются на лестничной клетке.
Что-то во всем этом есть. Что-то очень английское, парадоксальное и безумное, как "Монти Пайтон".
melba: (reading)
Посмотрела бибисишный док. фильм про планеты. Много думала.
Все-таки человек (по кр. мере, т.н. среднестатистический) не может постоянно жить, осознавая масштабы Вселенной, а также масштабы собственной жизни по отношению к первым. Потому что крышу снесет. Вот я сижу, медитативно глядя на экран компа, где показывают скринсейвер со звездным небом (ну, все его знают), и не то чтобы думаю, а погружаюсь в это осознание. И все-таки не могу прочувствовать даже размеры нашей Галактики. Потому что это как-то... слишком.
Привычка чувствовать себя пупом земли однозначно притупляет чувство габаритов, да.
melba: (reading)
Появились дополнения к моему образу идеального города. Навеяно сегодняшней прогулкой и текущим архитектурным чтивом.

В моем идеальном городе было бы множество велосипедных дорожек - километры дорожек, идущих вдоль реки, сквозь парки и огибающих местные красоты и достопримечательности. Чтобы ехать с наслаждением, посматривая по сторонам.

Мой город был бы изначально спланирован умными людьми с прицелом на его возможный рост, поэтому необходимость расширения улиц не застала бы градоначальников врасплох. Грустно бывает, когда легкомысленно сносят красивые старинные здания ради того, чтобы облегчить движение транспорта. То есть трафик, конечно, вещь важная и пренебрегать ею нельзя, но надо это делать с умом, чтобы потомкам не было мучительно больно за чужие оплошности. Вот, скажем, была в Москве такая вот улочка с башенкой, и куда что делось? (NB: ссылка на народе.ру, поэтому грузится безобразно долго, но посмотреть стоит).

Вот когда строили в Лондоне Chrystal Palace для Всемирной выставки, даже старые деревья не трогали, а заботливо надстроили крышу над ними. А тут здания, красивые, исторические... Обидно.
melba: (reading)
Я никогда не жила в городе, который бы любила (или никогда не любила города, в котором жила?...). Правда, и мест жительства я сменила мало. И, кажется, всегда мечтала жить, радуясь тому, что живу именно здесь. У меня есть друзья, живущие в Питере, сами по себе люди примечательные, но сейчас не об этом. Они действительно любят этот город в целом и свой район в частности. Да и мудрено не любить. Тихая окраина, метро буквально во дворе, под окном протекает настоящая загородная речка, живописная в любое время года, через речку маленький мостик, вокруг растут каштаны... Я всегда по-хорошему завидовала им. К тому же Питер мне всегда нравился больше Москвы.

Если бы я придумывала идеальный город, он был бы уютным. Сдержанным. И при этом странным, удивительным и по-настоящему харАктерным. Яркой личностью. Город, не развеселый, развязный, южный, а город, украдкой подмигивающий неожиданной уличной скульптурой - глючной, как шагаловский "Фламинго" в Чикаго или офигенный мельбурнский кошелек.

Мой город был бы расположен в весьма холмистой местности, и часть улиц нисходила бы с холмов террасами, как в Хайфе. Лесенки, извилистые переулки, домики, расположенные словно один над другим. Но основная планировка была бы все же регулярной, и широкие просторные улицы с магазинчиками и кафешками соединялись бы под более-менее прямым углом.

И обязательно здания, расписанные художниками! Это просто гениальное изобретение. Обман зрения, перспектива, которой нет, ложные улицы и пешеходы на ней, ложные колонны и портики... Иллюзия.

Море? Не знаю... Я не любитель южных приморских городов. Если море, то скорей холодное, как в Питере. И обязательно река, закованная в гранит в центре и свободная на окраинах. И мосты, как в Будапеште и Лондоне. Разные, большие и маленькие, красивые, ажурные.

По городу бы бегали трамвайчики и электрички - пусть воздух будет почище. Кстати, климат - не жаркий, но и не холодный, никаких морозов, снега тоже неохота. Такое размазанное недоумение, ни зимы, ни лета, тепло, но вечерами свежо.

Что касается возраста города - я не фанат истории и нечасто впечатляюсь тем, что "по этой улице ходили еще в начале ...дцатого века". Но и совсем новые, стерильные в историческом смысле города мне не нравятся. Так что пусть будет умеренно старым. Зрелым. В полном расцвете сил, так сказать.

И зелень... Парки, парки... яркие птички, посвистывающие в ветвях и скачущие по лужайкам. Белочки, берущие корм из рук...

И общая атмосфера достоинства, неторопливости, сдержанности. Не бешеный ритм мегаполиса, а пикники на траве в парках, лодочные прогулки по речке. И неизменное приветствие соседу, открывающему калитку.

Profile

melba: (Default)
melba

June 2011

S M T W T F S
   1234
5 67891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 02:28 am
Powered by Dreamwidth Studios